20:39
Жизнь без детей

 

Жизнь без детей

 

Родди Дойл

 

Главного героя зовут Алан. Ему 62 года. Он живет в Дублине, Ирландия. Он женат на Синед, он вполне добропорядочный муж, но у них нет детей. Какими-то судьбами, видимо, по рабочим делам, его занесло в Ньюкасл, Англия. И вот вечером, заселившись в отель, он аккуратно разложил свои вещи, созвонился с женой, чтобы сказать, что у него все хорошо, а потом он выходит прогуляться по городу. Ему грустно, поэтому ему хочется выпить пинту пива, чтобы утолить тоску, как говориться. Но, как назло, бушует Коронавирус, все пабы закрыты. А нет, один какой-то отрыт, но там пьянствуют футбольные фанаты, и Алан понимает, что ему, старику, там не место. И он в одиночестве идет гулять по пустым улицам города. Господи, какие только сумбурные мысли ему не приходят на ум! Он как будто перемолол всю свою жизнь. Он вспоминает детство, отца и младших братьев и сестер, он вспоминает о том, как познакомился с женой на молодежной вечеринке. Он задается вопросом, а не скучно ли его жене с ним. Потому что ему-то скучно. У них и секса давно нет. Всю свою жизнь он считает скучной и неинтересной. Может быть, если бы у них были дети, было бы повеселей? А есть ли вообще смысл возвращаться ему домой? Может быть, остаться в Англии? Исчезнуть и раствориться? И далее, пока он идет по улицам, в его голове рой печальных, унылых мыслей. Навстречу ему никто не попадается, кроме небольшой группы молодых девчонок, видимо выпивших, которые пели смешную песенку про член. Алану позвонила жена. Но он, погрузившись в меланхолию, не ответил. Вместо этого он выкинул телефон в реку на мосту. Нет, Алан не дурак, завтра он вернется к обычной жизни, позвонит жене из Айпада (у него есть Айпад, который остался в номере), скажет, что телефон он потерял. Да, завтра все будет хорошо. А сегодня он в печали. Что ж, бывает. Но Алану себя очень жаль.

 

Ох!

 

Позвольте, я вам расскажу другую историю. В 1999 или 2000 году, когда я учился в школе, я как-то раз читал в библиотеке какой-то молодежный журнал. Названия не помню, но помню, что это был такой московский журнал, в который молодым авторам можно было отправлять свои рукописи. И в журнале их публиковали, если, конечно, они проходили цензуру. И вот как-то раз я читаю один рассказ какой-то молодой писательницы. Сюжет был такой: 90-е годы, старик был бомж. У старика был сын (или дочь, не помню), и у него когда-то была квартира. Но сын выгнал старика из квартиры, и тот остался на улице. Как-то раз старик поднялся по лестнице, постучался в свою бывшую квартиру и попросился домой. Но сын прогнал своего старого отца, сказав, чтобы тот больше никогда сюда не приходил. Почему я помню этот рассказ? Потому что он был такой пронзительный, что даже слеза на глаза навернулась. И что вы думаете? После этого рассказа следовало слово от редакции. Редакция говорила, что обычно не рецензирует рассказы молодых авторов, но это не тот случай. Редакция в мягкой форме корила молодую писательницу в том, что она такая молодая, но видит мир в таких темных красках.

 

Сейчас я читаю «Жизнь без детей» Родди Дойла и вспоминаю ту историю с московским молодежным журналом. Можно я сегодня буду не переводчиком, а критиком? Алан, да, у тебя нет детей. Но ты сыт и живешь в тепле. Тебе ли жаловаться на жизнь?            

 

© TNY, издатель, 2020

© Roddy Doyle, текст, 2020

© Илья Кривошеев, критика, 2020

© Bill Bragg, иллюстрация, 2020   

Слушать подкаст на Soundstream! 

Просмотров: 72 | | Рейтинг: 0.0/0
close