08:25
Рут, Фрэнк и Дарио

 

Рут, Фрэнк и Дарио

 

Лора Сигал

 

Февральский женский завтрак проходил в квартире Рут на Риверсайд Драйв. Пять старых подруг, Рут, Лотта, Фара, Бесси и Бриджит, собирались ежемесячно на эти завтраки по очереди у каждой из них, чтобы поболтать. И хозяйка завтрака первой начинала рассказывать своим приглашенным подругам свою какую-нибудь историю. Рут, как хозяйка февральского завтрака, первой и начала:

- Я была у Сильвии, которая организовала поминки своей тети.

- Мы с Лоттой тоже там были, - сказала Бесси.  

- Сильвия была со мной очень любезна, даже слишком, - продолжала Рут. – Она вертелась около меня, ухаживала, уделяла мне много внимания, что я подумала, что ей от меня что-то нужно. Я спросила Сильвию, в чем дело. Она виновато призналась мне, что дала Фрэнку мой номер телефона. Он очень хотел поговорить со мной. Кто такой Фрэнк, спросила я. Сильвия сказала, что он работает в галерее на Бликер-стрит и хочет знать о моем старом приятеле и клиенте Дарио де Алесси. Надо признать, я была заинтригована. Я ждала звонка Фрэнка, но он так и не позвонил. Тогда я набрала Сильвию, спросила у нее номер Фрэнка и сама ему позвонила. Фрэнк сказал, что знает, он погуглил, что я была адвокатом Дарио. Действительно, в свое время я разбиралась с его контрактом по копированию одной его скульптуры. Мы даже с ним один раз ездили на север штата в ту мастерскую, где изготавливались копии. Я была погружена в производство искусства, это было так интересно. Ну, так вот. Фрэнк спросил меня, как я познакомилась с Дарио. С Дарио я познакомилась на одной тусовке в Нью-Йорке, где собрались поклонницы его таланта. И Дарио пригласил меня посетить его дом в итальянских Альпах, что я с удовольствием сделала. Его дом меня впечатлил, он был похож на пещеру Меса-Верде. Я спросила Фрэнка, знал ли он Дарио. Фрэнк сказал, что нет, только однажды, тридцать лет назад, он видел его. Тот выходил из ресторана на Семнадцатой восточной стороне. Фрэнк проследил за ним несколько кварталов. Дарио зашел в продуктовый магазин и вышел оттуда с бутылкой вина, сел на автобус и уехал на запад. Фрэнк сказал, что был слишком молод и застенчив, чтобы подойти к своему кумиру. Тридцать лет назад, это надо понимать еще до выставки Дарио в Гуггенхайме, еще до того, как я познакомилась с ним. Помню, Дарио рассказывал мне, что его первые годы в Нью-Йорке были не очень благоприятными, многие галереи отвергали его работы. Я сказала Фрэнку, что зря он не подошел к Дарио, он бы был ему благодарен. Фрэнк мне сказал, что сейчас его галерея приобрела работу Дарио «Водосток». Я сказала, что хорошо помню эту работу. Я помню, как мы сидели с бутылкой Мальбека и пытались придумать название для этого произведения. Это должно быть что-то, что Клемент Гринберг называл словом «независимый от смысла» в те дни, когда наш любимый мультфильм изображал посетителя музея, вытирающего нежную слезу перед картиной русского конструктивизма. Знаете, так трудно придумать название для художественного произведения, который не обозначает никакого объекта, чувства или ценности. Каких только названий мы с Дарио тогда не придумывали его новому произведению, мы спорили, но, в итоге, Дарио обозвал свою скульптуру «Водосток». Мы с Фрэнком так мило и приятно поговорили о Дарио, вспомнили прошлое. Фрэнк пригласил меня на ужин в ресторан, но в тот день перезвонил и извинился. Он не мог приехать, потому что сильный ливень повредил проводку в его галерее, нужно было решать рабочие моменты. Мы договорились встретиться как-нибудь в другой раз.

 

В марте женский завтрак был у Бесси.

Рут сообщила своим подругам, что следующий ужин с Фрэнком тоже не состоялся. Ей перезвонили из галереи и просили передать, что Фрэнк был за пределами штата и позвонит, как только вернется. Подруги попросили Рут рассказать им еще что-нибудь про Дарио де Алесси.

Рут сказала, что когда она была в гостях у Дарио в итальянских Альпах, ее впечатлила одна из его работ. На этой скульптуре был изображен мужчина, фермер, держащий козленка на коленях. Рут спросила Дарио, почему мужчина так бережно и осторожно держит копыто козленка, как руку ребенка или девушки. Дарио ответил, что фермер собирается порубить животное, и ему очень жаль. А потом Рут и Дарио занялись скалолазанием. Дарио показал себя как отъявленный альпинист, двигающийся в ровном темпе. Рут же была возбуждена, что даже обогнала своего напарника, но быстро выдохлась. Ей пришлось спуститься и отдышаться, а Дарио неуклонно двигался вперед и вверх.

- А потом мы поехали прокатиться по горной дороге, чтобы увидеть самые старые дома на самом высоком хребте. Но Дарио оказался не предусмотрительным водителем. На обратном пути у нас закончился бензин. На горной дороге бензоколонок нет. Местные жители, в отличие от Дарио, всегда ездят по горной дороге с запасной канистрой. Мы с Дарио сидели с открытой дверью машины, пока грузовик молочника не выехал на дорогу. Молочник откачал достаточно бензина, чтобы мы могли вернуться обратно в Альтомонте. Дарио достал свой бумажник, чтобы расплатиться с молочником, но молочник сказал ему: "Нет, граци, синьор Дарио. Денег я с вас не возьму. Лучше дайте мне свой автограф." Я удивилась. Я не могла себе представить в подобной ситуации какого-нибудь молочника в северной части штата Нью-Йорк, который бы двадцать лет назад просил автограф вместо денег у Кунинга или Ротко.

 

В апреле завтрак был у Фары. Рут сообщила, что Фрэнк отменил еще одну встречу. Старые подруги начали улыбаться.    

 

Муж Бесси, Колин, был нездоров, поэтому она пропустила майский завтрак у Лотты. Рут сказала, что Фрэнк опять не пришел на встречу. У его взрослого сына появились какие-то проблемы, и Фрэнк был вынужден с ними разбираться.

- Интересно, - сказала Рут. – Он сам искал встречи со мной, но всякий раз у него находятся веские причины, чтобы отменить встречу.

- Какой-то странный этот Фрэнк, - сказала Фара. – Я могу себе представить молодого двадцатилетнего человека, который боится подойти к своему кумиру. Но что может помешать зрелому мужику из Нью-Йорка встретиться с женщиной? 

- Старой женщиной, - добавила Рут. – Мне кажется, я для него слишком стара.

 

Июньский завтрак проходил у Бриджит. Бриджит, как хозяйка завтрака, вспомнила историю про свою племянницу Лили, которая боялась свою бабушку. Бабушка была так стара, что ее внешний вид отпугивал ребенка.

- Сколько лет было Лили? – спросила Лотта.

- Шесть, я думаю, - ответила Бриджит.

 

В начале июля подруги вновь собрались у Рут. Всех интересовало продолжение истории с Фрэнком. Нет, Фрэнк не пришел. Фрэнк позвонил.

Подруги заулыбались.

На этот раз Фрэнк сказал, что в соседской квартире что-то произошло.

Подруги засмеялись.

- Может быть, пожар? – спросила Бриджит.

- Возможно, - ответила Рут.        

 

© TNY, издатель, 2020

© Lore Segal, текст 

© Илья Кривошеев, перевод, 2020

© Camille Chevrillon, иллюстрация, 2020 

 Подпишись и слушай!

Просмотров: 71 | | Теги: 2020, Flash Fiction | Рейтинг: 0.0/0
close