17:37
Ганса, Гретиль и Кусок Дерьма

 

Ганса, Гретиль и Кусок Дерьма

 

Ребекка Куртис 

 

Гретиль, как обычно, проснулась в 6 утра, но с болью в животе. И это были не месячные, не «обычные спазмы», как говорит ее мать. Это была другая боль, которая разрывала ее изнутри. Она оделась, почистила зубы, приготовила себе школьный ланч и помыла за собой посуду. Боль в животе не прекращалась.

Она хотела попроситься оставаться дома, но не стала этого делать. Она знает, что мать скажет ей, что она будто симулирует болезнь, потому что не хочет идти в школу. А в школу она не хочет идти, потому что не любит учиться, потому что не любит школу, и школа не любит ее, никто в школе ее не любит; потому что она некрасивая, непопулярная и, вообще, неудачница! Нет, лучше не ныть по поводу больного живота, чтобы не слушать нытье матери.

Когда Гретиль уходила, она слышала, как мать ворочалась на постели и фыркала. На крыльце дома Гретиль вытащила из кармана пригоршню сухого корма и насыпала его в миску для кошки. Затем Гретиль пошла сквозь холодный октябрьский ветер по горной дороге мимо домика бабушки и дедушки. По их лужайке, примыкающей к дороге, пробежала рыжая лиса. Гретиль посмотрела на небо, оно было бледно-серым.

Сегодня у подножия холма она снова встретила старенький желтый «Шевроле». Хозяин машины, человек в кожаном плаще коричневого цвета, стоял, прислонившись, здесь же. Он был высоким и худым. У него раскосые черно-карие глаза, загорелая кожа, большой нос и черная борода медвежьего оттенка. Ему около тридцати лет. Под плащом он носил коричневые джинсы и ботинки. У него была собака – большая, мускулистая. «Это мой напарник Харон,» - представлял свою собаку мужчина. Собака бросилась на девочку и начала облизывать ее своим рубиновым языком. Мужчина потянул собаку за поводок к себе.

- Доброе утро, - он смущенно улыбнулся Гретиль. – Сегодня холодно. Ты не замерзла? Давай-ка я тебя подвезу до автобусной остановки. 

Впервые Гретиль встретила этого мужчину две недели назад, когда у него произошел сбой карбюратора, и он попросил Гретиль одолжить ему резинку для волос, чтобы затянуть полетевшую деталь. А вечером, когда мать спросила ее, где резинка для волос, она ответила, что потеряла, и та ударила ее за это. Неделю спустя Гретиль опять встретила этого мужчину, и на этот раз у него порвался ремень вентилятора; он попросил Гретиль одолжить скрепку, чтобы скрепить ремень. Гретиль дала ему скрепку, которая скрепляла ее доклад по истории, и учитель снизил ей оценку, вместо пятерки поставил четверку с минусом, за то, что Гретиль сдала на проверку не скреплённые страницы. И в этот раз тоже не обошлось без инцидента.

- Только сегодня у меня колесо застряло в обочине, - застенчиво сказал мужчина.

Он сказал, что был бы благодарен, если бы она села за руль и нажимала педаль газа, пока он толкает машину.

Гретиль забеспокоилась. У мужчины в машине на заднем сиденье лежит охотничье ружье, так как он охотник. А вдруг она сядет в машину, а это окажется ловушкой; он может ее похитить. Он выглядит как араб. Родители предупредили Гретиль, когда она рассказала им о встрече с этим мужчиной, что нельзя доверять арабам. Наоборот, нужно сразу бежать к шерифу, а не помогать ему, если еще раз он повстречается ей на пути. Но ей нравится его лицо. И она решается ему помочь.

Она садится за руль и нажимает на педаль газа, а мужчина толкает машину.

Пара минут, и желтый «Шевроле» больше не заложник у обочины.

Мужчина благодарит Гретиль.

- Нет проблем, - отвечает она.

- Почему ты держишься за живот? – спросил он. – Ты заболела? 

- Нет, все нормально. Просто живот немного крутит.

- Может, тебе нужно к врачу? Я могу отвезти тебя.

- Нет, спасибо.

Он открывает дверцу машины, хватает прямоугольный предмет из бардачка и протягивает его Гретиль.

- Это смартфон, - говорит он. – Позвони по нему в скорую.

Она смотрит.

- Это такой телефон с компьютером внутри, - объясняет он. – Скоро такие будут у всех, не удивляйся.  

- Нет, спасибо, - шепчет Гретиль. - У моих родителей есть телефон.

- Тогда возьми это, - он положил ей в ладошку какой-то предмет.   

Это был пластиковый оранжевый свисток. Огромный пес облизнул руку девочки.

- Этим свистком я обычно зову Харона домой, когда он гуляет. Он очень громкий. Его слышно за тридевять земель. Если тебе нужна будет помощь, посвисти в него. Может быть, мы приедем.

Мужчина широко улыбнулся. У него очень красивая улыбка, подумала Гретиль.

Она быстро поблагодарила своего нового знакомого и поспешила к автобусной остановке. Она оглянулась, а мужчина помахал ей вслед. В автобусе боль не прекратилась, она прижала рюкзак к животу.

Гретиль четырнадцать, но скоро ей будет пятнадцать. Ей пять футов девять дюймов, она стройная. У нее длинные светлые волосы, милое овальное личико, римский носик и фиолетовые глаза. Поскольку дети дразнили ее, она выщипала густые брови, чтобы они больше не сходились у нее на переносице. В ее комнате на полке стоят фигурки гномиков. Чтобы уснуть, она обычно считает их перед сном. Она купила их на деньги, которые заработала летом, подрабатывая в придорожном кафе в Маркливилле, куда она ездила на велосипеде. Ей нравилось подрабатывать в кафе, а еще она любит помогать людям, читать, заниматься математикой, играть в «Dungeons & Dragons» и разговаривать с друзьями о войне в Ираке, капитализме и апокалипсисе 2000 года. Гретиль хочет поступить в университет, чтобы она могла покинуть этот небольшой городок в Северной Калифорнии, и изучать что-нибудь полезное; она хочет быть полезной для человечества.

Она живет со своим отцом, бывшим летчиком, и матерью, домохозяйкой, в охотничьем домике на горе. Вокруг них – травяные луга, обширные поля и густые леса, которые спускаются к реке, а затем поднимаются на вершину. По лесу бродят олени, а также дикие индейки, койоты, медведи и лоси. Отец, выполняющий сейчас обязанности лесничего, развесил в округе таблички «Охота запрещена».

Их семья живет в нужде, им всегда не хватает денег. Но ее мать, Гретильда, тем не менее капризна и мечтает о богатой жизни. Она часто заходит в местный ювелирный магазин и, страстно желая иметь драгоценности, часами рассматривает на витрине рубиновые браслеты и изумрудные серьги.

Гретильда, как утверждает ее муж Ганс, не экономная и тратит слишком много денег на продукты. Вместо того, чтобы затариваться консервированным тунцом, она еще покупает весовое мороженное, дорогие полуфабрикаты, оливковое масло и креветки.

- Если тебе нравятся консервы с тунцом, ешь их сам на здоровье, - говорит мужу Гретильда. – А я хочу кушать вкусно, как в дорогих ресторанах. И еще я хочу хотя бы раз в год летать на отдых у тропического моря.

- Гретильда, как ты не понимаешь! – кричит на нее Ганс. – У нас нет на это все денег.  

- У тебя, например, в гараже есть яхта и «Ягуар». Это твои вещи, это то, чем ты живешь. А я хочу жить с мечтами о драгоценностях и тропическом отдыхе. 

Ганс стонет. Он не знает, как они выживут, с такими запросами жены.

Еще Гретильда хочет отправить Гретиль в частную школу-интернат. По ее словам, девочка усложняет им жизнь. Она неблагодарная и грубая.

- А в частной школе она могла бы преуспеть! – говорит Гретильда. – И у нас с тобой было бы больше время для двоих.

- Мы не можем себе этого позволить, - отвечает ей на это Ганс.

- Но ты можешь продать свою яхту, и на эти деньги устроить дочку в частную школу.

- Нет, пусть учится в общеобразовательной школе, - возражает муж.

- Но она не любит общеобразовательную школу. Она часто симулирует болезнь, чтобы не ходить туда.

Ганс любит свою младшую дочь Гретиль, она его любимица, в отличие от старших дочерей, которые уже закончили колледжи и не живут с ними. Ему нравится проводить время с младшенькой. Потому что она тоже его любит, она его обнимает и называет «папой», а он хвалит ее за успехи по математике. Но, в глубине души, он признает, что, конечно, было бы неплохо сплавить дочь уже сейчас во взрослую, самостоятельную жизнь. Потому что она сутулая, необщительная, неспортивная. Печальное зрелище, одним словом. А попав во взрослую жизнь, к людям, она бы быстро исправилась.   

В школе у девочки боль в животе не проходит. Сегодня она сдает экзамен по геометрии. С большим трудом, из-за боли. В обед она ничего не ест.

- Что с тобой? – спрашивают у нее друзья.

- У меня болит живот, - признается она.

- Сходи к медсестре. 

- Дорогая, - сказала ей медсестра. – У тебя месячные. У женщин всегда так бывает.

И она предлагает Гретиль пойти домой.

- Нет, - говорит Гретиль. – Я не пойду домой. Я не хочу беспокоить маму.

Она любит свою маму. Но мать неоднократно говорила девочке, рыдая, что она пережила ужасное детство. Она осталась сиротой. Она жила с кузенами, потом в интернате. Мать объясняет, что, если бы не дочь, она бы сейчас была врачом. У нее была пятёрка по биологии в колледже. Дочь чувствует себя виноватой. Хотя мать не упоминает о том, что родила Гретиль в сорок лет. И когда мать дает ей пощечину, она не отвечает ей. Мать Гретильда, пять футов три дюйма ростом, весит сто пятьдесят фунтов, и девочка легко бы могла с ней справиться. Но она любит маму, хоть та и жалуется всегда на судьбу, что из-за родов не смогла сделать свою карьеру. 

Той же самой горной тропой девочка возвращалась домой. Посыпал первый снег. Она высунула язык, чтобы поймать снежинки. На крыльца дома она, как и утром, наполнила миску кормом для кошки.

Дома она перекусила крекером, и ее затошнило. Она легла на свой диван. В гостиной было два дивана кремового цвета, покрытые пледом, и на одном из них она спала. Кроме того, в гостиной были ковер из тибетской шерсти цвета слоновой кости на полу и книжные полки с «Британской энциклопедией», Библией и стереосистемой.    

В гостиную вошла мать.

- Сегодня вечером обещают бурю, - сказала она. - Десять дюймов. А у твоего отца поездка.

- Надеюсь, с ним все будет в порядке, - говорит Гретиль.

- Ты кормила сегодня кошку? – вздохнула мать.

- Да, - покачала головой Гретиль.

- Почему ты держишься за живот?

- Болит.

- Господи, опять! Это никогда не закончится.

За ужином Гретиль не может есть.

- Больше для меня достанется! - говорит отец. 

Он подвигает к себе тарелку девочки.

В девять часов позвонила старшая дочь, и Гретиль берет трубку. Гансе двадцать девять лет, она работает тренером по аэробике. Она покинула Калифорнию, чтобы поступить в колледж в Бостоне и осталась жить там. Ганса и Гретиль любят читать по три фантастических романа в неделю. Им это доставляет большое удовольствие и в этом они похожи. Еще они обе быстро ходят и любят кофе. Они красивые, умные, трудолюбивые девочки. Но Ганса боится боли. Не выносит даже вида медицинской иглы. А Гретиль не боится уколов, и в этом их разница. Еще Ганса часами может играть в теннис. А Гретиль не любит спорт. И, в отличие от Гретиль, Ганса не застенчивая и скромность ей чужда. По голосу Гретиль Ганса понимает, что сестричка заболела.

- Что случилось? – спросила Ганса.

- У меня болит живот, - ответила Гретиль.

Ганса объясняет своей младшей сестренке, что возможно у нее аппендицит и его необходимо удалить. В противном случае он разорвется и выделит токсичную слизь в кишечник, что вызывается сепсис, произойдет повреждение органов и, в течение двух дней, можно умереть. Ганса говорит, что у нее были эти же симптомы два года назад. По ее словам, она пошла в больницу, несмотря на скептицизм своего бойфренда. Врачи как будто издевались над ней, провели восемь лабораторных анализов для выявления венерической болезни; но, в конце концов, они просканировали ее живот на УЗИ и заметили увеличенный аппендикс, и удалили его. А шесть месяцев назад, добавила Ганса, у их средней сестры, по кличке Кусок Дерьма, тоже начались такие боли в животе. Ганса позвонила, узнала о ее симптомах и посоветовала ей идти в больницу. Кусок Дерьма отказалась, но потом пошла туда, потому что ее парень настоял на этом. Врачи провели десять лабораторных анализов для выявления венерического заболевания, но УЗИ показал аппендицит. Кажется маловероятным, размышляет Ганса, что три сестры заболеют аппендицитом в течение двух лет. Тем более, что все они живут в разных штатах, и ни один известный родственник никогда не болел аппендицитом. Но жизнь странная штука. Общая среда обитания загадочным образом может влиять на иммунную систему. Все они выросли в одном и том же изолированном доме на опушке леса в горной местности.

- Сходи в больницу сегодня вечером, - сказала Ганса. – Если ты этого не сделаешь, ты можешь умереть.

- Хорошо, - ответила Гретиль.

- Обещаешь?

- Да.

Родители смотрели телевизор, ели шоколадные конфеты и пили ирландские сливки. 

Гретиль подошла к ним и рассказала все то, что сказала ей Ганса.

Отец стал раздраженным. Из дочерей он больше всех не любил старшую.

- Ха! – усмехнулся отец. – Она позволяет себе принимать решения за три тысячи миль! Она думает, что она врач? А она знает, как дорого нам обойдется скорая помощь? У тебя что, болит живот?

Гретиль кивнула в ответ.

- Тогда прими «Супрадин».

- Ганс, - сказала мать. – Проверь у нее температуру.

Они проверяют. 

- Сто один, - говорит отец. – Это просто грипп.

- А вы не думаете, что у меня может быть аппендицит? – спросила Гретиль.

- Послушай, - сказал отец. - Аппендицит бывает редко. Если тебе понадобится скорая помощь, мы вызовем. Но у тебя почти нет температуры. Выпей «Метаболемин».

В одиннадцать мама Гретильда надевает свою ночную рубашку, ложится в постель и будит мужа. В 3 часа ночи Ганс едет в Сакраменто. Он направляется в Даллас. В четыре пошел снег. 

Гретиль уснуть не смогла, потому что боль не проходила. В шесть она медленно собралась в школу. Из-за боли она медленно шла по дороге, поэтому опаздывала на автобус. Деревья, осыпанные снегом, выглядели очень красиво. Гретиль с удовольствием смотрела на снежные шапки деревьев.

Проходя мимо дома бабушки, Гретиль увидела ее на крыльце и помахала.

- Сегодня в соседней деревне был еще один взлом, - прокричала бабушка последние новости. – Воры украли телевизор. Куда мир катится! Соседи больше не общаются друг с другом, а по лесу бродят браконьеры и воры.

- А у меня аппендицит, - сказала Гретиль.

- Я не могу вмешиваться, - вздохнула бабушка. – Твоим родителям это не понравится. Надеюсь, тебе скоро станет лучше. Хорошего дня в школе!

Во время занятий Гретиль сворачивается в клубок, боль усилилась. Ее отправили к медсестре.

- Снова ты? - удивилась медсестра.

Гретиль призналась, что боль в животе не проходит. Она думает, что у нее аппендицит.

Медсестра измерила артериальное давление. Проверила миндалины.

- Где болит? – спросила медсестра.

Гретиль показала.

- Милая, - сказала медсестра. – Когда аппендицит, то должно болеть здесь.

Она ткнула Гретиль в нижнюю правую сторону живота. Гретиль вскрикнула.

Домой Гретиль возвращалась с трудом, у нее кружилась голова, но, тем не менее, она с удовольствием смотрела на белые луга, сияющие под холодным солнцем. На крыльце дома ее знобило, но она не забыла наполнить кошачью миску.

Ее мать храпела на соседнем диване.

- Мам, - разбудила ее Гретиль. - Извини, что беспокою тебя, но я думаю, мне нужно вызвать скорую помощь.

Мать проверяет температуру Гретиль: 101,5.

Мать тяжело вздохнула.

- Ладно, поедем в клинику.

Ближайший город усеян ломбардами, магазинами, аптеками и салонами видеопроката для взрослых, а здания бывших литейных цехов и мельниц стоят заброшенные и полуразрушенные. 

Шестьдесят человек кашляют и хрипят в крохотной приемной клиники. Через три часа девочку осматривает фельдшер. Он молодой и очень худой. Его глаза красные и уставшие. Он извиняется за свой вид; просто он дежурит уже вторые сутки, потому что в клинике не хватает сменных врачей. Гретиль перечисляет свои симптомы: вздутие живота, тошнота, диарея, общая боль в животе.

 - У тебя черви, - диагностирует молодой врач.

- А, может быть, аппендицит? – спрашивает Гретиль.

Молодой врач смотрит на очередь кашляющих, сидящих в приемной.

- Нет, у тебя гельминты. Я пропишу тебе «Бельтрицид». Будешь пить его три дня. Сначала будет плохо, потом станет лучше.

В девять позвонила Ганса. Она говорит матери, что считает, что у Гретиль аппендицит. И если ее не доставят в реанимацию сегодня вечером, она может умереть. Ганса напоминает матери, что у нее тоже был аппендицит, и что симптомы у нее были такими же.

- Ты не врач, - отвечает мать. - Врач сказал, что у нее гельминты. Если после того, как она закончит прием лекарства от глистов, ей не станет лучше, тогда я решу, что делать. Я ее мать.

- Можно с ней поговорить? – спросила Ганса.

- Нет, - ответила мать. - Она спит.

Ганса говорит, что хотела бы навестить сестренку. Она купит билет на скоростной поезд рано утром и приедет, хотя это и дорого.

- Не надо, - сказала мать. – Мы тебе не рады. Ты больше не часть нашей семьи. Ты живешь в Бостоне. Ты взрослая и самостоятельная. Семья – это муж, жена и ребенок-иждивенец. Не надо изображать из себя самую умную. Тем более, что у нас в доме сейчас больная девочка, и посещения запрещены, чтобы не распространять инфекцию. 

Весь вечер мама смотрела телевизор. Гретиль спала, а потом вдруг закричала и проснулась. В этот момент выключился телевизор, как будто сломался из-за пронзительного крика девочки.

- Что случилось? – встрепенулась мать.

- Мама, я, кажется, забыла покормить кошку, - простонала Гретиль.

- Я покормлю.

Боль не проходила. Гретиль бросило в жар, ей даже виделись кошмары.

В два часа дня пришел ремонтник телевизоров. Он высокий и худой, с копной седых волос.

Он открывает телевизор и ремонтирует его.

Потом он смотрит на Гретиль.

- Девочка, ты заболела?

- У нее черви, - сказала мать.

Мужчина покраснел.

- Она принимает лекарства, - добавляет мать.

Мать ушла на кухню. Мужчина продолжает ремонтировать телевизор. Потом он сложил все свои инструменты в ящик и подошел к девочке.

- Они и у меня есть, - тихо сказал он. – Мое анальное отверстие всегда чешется. Каждую ночь я чувствую, как педерасты скользят по моей заднице. Медицина меня не лечит. И я живу с ними уже десятилетия. Но я работаю. Только работа спасает меня. Не пропускай школу, малыш!

- Хорошо, - ответила девочка.

Мужчина отдает честь. Она отдает честь ему в след.

Ганса позвонила средней сестре по кличке Кусок Дерьма. Она сообщила, что Гретиль, вероятно, страдает аппендицитом, и что она умоляла родителей отвезти ее в больницу, но они отказались.

Куску Дерьма двадцать пять. Она учится на журналиста в Айдахо. Она арендует недорогую простенькую квартиру и у нее есть добрый парень.

- У тебя тоже были такие же боли, помнишь? - сказала Ганса.

Кусок Дерьма вспоминает, что, когда она очнулась в больничной палате шесть месяцев назад после операции на аппендицит, родители навестили ее. Она даже не сказала им, что заболела. Неприятные воспоминания.

- Я знаю, что они тебя ругали, - мягко сказала Ганса. – Пожалуйста, позвони. Может, ты сможешь их уговорите отвести Гретиль в больницу? Меня они слушать не хотят.

Кусок Дерьма ленива, тщеславна, эгоистична и глупа. Но она понимает, что родители с большей вероятностью отвели бы Гретиль в больницу, если бы Ганса попросила их не делать этого. Они терпеть не могут старшую дочь и делают все ей на зло.

- Я попробую, - сказала Кусок Дерьма.

- Не затягивай, звони прямо сейчас.

В своей квартире Кусок Дерьма сидела за столом и тасовала карты Таро.

___РЕКЛАМА_____________________________________________

Сборник рассказов Ильи Кривошеева "Старший аркан" на Литрес

________________________________________________________

Она вытащила первую карту из колоды: Смерть.

Вытащила вторую: Неудача.

Вытащила третью: Агония, которую символизировали десять мечей в спину.

Она вспоминает: когда ей было пятнадцать лет, она сбежала от родителей к тете, а родители отправили почтой все ее вещи в мешке для мусора.

Она помнила, как маленькая Гретиль, которой тогда было пять лет, провожала ее. Она посмотрела на Кусок Дерьма заплаканными глазами и сказала:

- Пожалуйста, не уходи. Не бросай меня.

Кусок Дерьма оставил сестру в доме на опушке леса в горном районе.

В семь вечера Кусок Дерьма встречает с работы своего доброго парня и рассказывает ему про телефонный звонок старшей сестры.

- Позвони родителям сейчас же, - говорит он.

Она его послушалась и позвонила в родительский дом. Мать ей ответила то же самое, что и старшей сестре.

Когда Кусок Дерьма повесила трубку, Добрый Парень сказал ей:

- Тогда ты обязана позвонить в 911 и назвать адрес родителей.

- Нет

- Почему?

- Я не имею права вмешиваться в их семейные дела.

 - Но Гретиль больна, - замечает Добрый Парень, - и может умереть! 

Его голос срывается. Две настоящие слезы катятся по его лицу. Он шесть футов четыре дюйма, мускулистый, и его часто принимают за профессионального борца.

В восемь вечера мать обнаруживает, что девочка срыгнула на диван. Она спит, а вонючая отрыжка стекает по кремовому дивану на ковер.

Мать будит девочку и говорит:

- Ты испачкала диван.

- Прости меня, - виновато опустила глаза Гретиль.

- Придется его чистить и отмывать.

- Мам, может быть, ты отвезешь меня в больницу?

Мать тяжело вздохнула.

- Я поговорю об этом завтра с твоим отцом.

Гретиль в поту. Жар поглощает ее. Ей видится, как она достает из своего рюкзака желтый свисток и свистит в него. Через пять минут дверь открывается, и на пороге появляется высокий бородатый мужчина в коричневом плаще с большой собакой. Собака подбегает к лежащей Гретиль и начинает лизать ее руку своим языком.

Мужчина говорит:

- Моя семья из Палестины. Но я вырос в Казахстане. Там холодно и красиво, как здесь. В Казахстане, если видишь оленя, стреляешь в него. Такова жизнь охотника. А здесь охотиться запрещено. Но сегодня я Бог. И я тебе помогу. И помогу твоим родителям. Потому что они богобоязненные люди.

Гретиль провалилась в обморок.

За окном послышалась сирена скорой помощи. 

Девочку оперировали семь хирургов. Они выпотрошили ей все кишки, чтобы очистить гниение.

После операции они заявили, что сам Бог уберег девочку от смерти. Ее аппендикс разорвался семь дней назад. Они многое повидали на работе: перитонит, септический шок, массивный инфаркт, сердечная недостаточность, трупы. Но чудес они не видели. Эти хирурги никогда не забудут эту девочку с овальным лицом, фиолетовыми глазами, римским носом и аккуратно выщипанными бровями, которая должна была умереть, но осталась жива.

Гретиль пролежала в больнице тридцать три дня. Свой пятнадцатый день рожденья она встретила здесь. Школьные друзья приходили ее поздравить. Родители привезли ей розы.

- Какой ужасный случай злоупотребления служебным положением, - сказали родители хирургам. – Врач сказал нам, что у нее глисты, а не аппендицит. Как он мог ошибиться?

Шрам у девочки кроваво-красный, размером с крысу. Позже родители оплатили хирургическую операцию. Гретиль благодарна им за их любовь. 

После долгих лет учебы Гретиль становится анестезиологом. Она работает в бедном штате Окленд. Она борется с рецессиями, протестами и пандемиями.

Она выходит замуж за высокого американца персидского происхождения с черной бородой, который работает федеральным прокурором, имеет степень бакалавра лесного хозяйства и любит играть в «Dungeons & Dragons».

Они счастливы. Но они не могут зачать ребенка, потому что в детстве операция на аппендицит повредила матку Гретиль.

Гретиль очень любит своих старых родителей и оплачивает все их счета. Иногда, вместе с мужем, она их навещает в домике на лесной опушке в горном районе. Но уснуть в своей детской спальне она не может. Ей всегда кажется, что она слышит вой собаки из леса. Когда она спрашивает мужа, ты это слышал, он отвечает ей, что ничего не слышал.

Осенью, когда ветер ломает ветви деревьев, ей снится, что она слышит выстрел ружья. Этот звук наполняет ее радостью и ожиданием, что когда-нибудь она снова встретит собаку Харон и бородатого охотника в коричневом плаще.

© TNY, издатель, 2020

© Rebecca Curtis, текст, 2020

© Илья Кривошеев, перевод, 2020

© Anders Nilsen, иллюстрация, 2020  

Слушать подкаст на Soundstream! 

Просмотров: 84 | | Рейтинг: 0.0/0
close