23:46
Цикады

 

Цикады

 

Дэвид Гилберт 

 

Это было давно, летом 1986 года. Субботняя ночь в пригороде Цинциннати. Мальчишки проехали район Индиан-Хилл, Окли, Стетсон-сквер, Гайд-парк и остановились у ларька с мороженным Грейтес. В Грейтес продавалось самое вкусное мороженное с шоколадной крошкой и малиновой начинкой. Мальчишки, их трое, покупают это мороженное и в такт облизывают его. Это так смешно, как будто им по десять лет. Но я отлично помню вкус этого мороженного, холодный сладкий вкус, вызывающий восторг, как будто это было вчера.

Лучшие друзья ехали на машине, который именовался Кролик. Они на пороге старшего курса. Небо окрашено в темно-синий, серый и черный цвета, луна смотрит на них сквозь облака. По радио звучит песня «I Got You» группы Split Enz, которая в то время была настолько популярна, что звучала из каждого приемника:

 

Я получил тебя, это все, что я хотел.

Я не забуду этого, это очень много для меня значит.

 

Как обычно, Макс сидит один на заднем сиденье, в то время как впереди Родни ведет своего подбитого Кролика по Обсерваторий-авеню, а Бен пытается скатать косяк из мешка с травкой, который они украли у старшего брата Родни. Все было так: они втроем крадутся в комнату Оскара, пока Оскар дремлет, огромный, волосатый и полуобнаженный в постели, напоминающий людоеда в футбольной майке штата Огайо. Мальчишки ходят на цыпочках, как секретные агенты, роются в комоде Оскара, его письменном столе, его прикроватной тумбочке, в надежде найти тайник с заветной травой. Грязное белье разбросано по полу, тетради и книги, стены украшены плакатами с девушками и машинами, с девушками на машинах и с этим сногсшибательным чуваком из фильма Макселла, который Макс очень любит. Также ему нравится, что Макселл звучит как его имя, Макс.

Макс оглядывает комнату Оскара. Бен и Родни перешептываются о том, где искать клад. И даже в эту минуту, шепчась, они умудрились поспорить, как это часто между ними бывает. Еще чуть-чуть, и они бы подрались, как это часто между ними бывает, но в эту минуту Оскар перекатился с боку на бок и зафыркал. Все трое замерли, потому что знали, что если Оскар проснется и обнаружит их, шаркающих в его комнате, то он их точно убьет. А потом Оскар пернул. Пернул звонко, запахло сильно. В комнате и без того воняло потом, а когда Оскар пернул, дышать стало и вовсе невыносимо. Ребятам пришлось поторопиться, иначе бы они задохнулись. Вскоре Макс нашел травку в коробке с ароматизированными салфетками. И ребята умчались прочь из комнаты Оскара.

- Я понятия не имею, как скрутить косяк, - говорит Бен с переднего сиденья Кролика.

- Просто сверни его в рулон, - сказал ему Родни.

- Да, да, я делаю это, но все разваливается.

- Ты облизывал это? Ну, лизнул бумагу?

- Да, да, я лизнул, - говорит Бен.

- Ты хорошо лизнул?

- Нормально.

- Может, лизнешь еще немного?

Бен наклоняет голову вниз, а потом останавливается.  

- Ты что, угораешь надо мной?

- Вот еще, не хватало мне с тобой связываться.

- Ну, не знаю. Ладно, не важно.

Бен снова начинает облизывать бумагу, нагнувшись.

- Ты сидишь так, как будто кукурузу грызешь, - сказал ему Макс с заднего сиденья.

Бен полизал еще немного бумагу, еще немного поколдовал над заготовкой, а затем продемонстрировал на всеобщее обозрение готовый косяк.

- В середине кажется немного пухленьким, - сказал Родни.

- Согласен, - ответил Бен.

- Но главное, мы один за всех, - сказал Макс.

Макс всегда любил эту реплику. Из «Трех мушкетеров».

- А раз мы один за всех, выкурим трубку дружбы? – спросил Бен, чиркая зажигалкой.

Ребята действительно были друзьями. Они держались друг за друга со второго класса. Макс, он как будто был наиболее разумный из них троих. Он давно заметил, что время бежит неумолимо, и вот им остается еще год быть вместе. Что будет через год? Может быть, их пути разойдутся? Макс чувствует, что отдаляется от своих друзей. Макс неплохо учился, на «четверку с минусом» сдавал контрольные тесты. А этой весной он сдавал SAT и по какой-то случайности набрал почти высший балл. И хотя это было смешно, но Макс задумался о реализации всего своего потенциала. Какого черта, думал он, а, может быть, мне следует попробовать поступить в Йельский университет. Умник Блейн собирается поступать в Йельский университет. Чем я хуже Блейна? Этим летом Макс прочитал Стивена Кинга, Филипа Дика и Роберта Хайнлайна и взял Кафку, Шульца, Борхеса и Берроуза и все то, что Лу Рид рекомендовал прочесть в своей статье. Да, и еще кое-что: Макс вырос на шесть дюймов за последние восемнадцать месяцев, и возмужал. Он взрослел.

Макс смотрел на своих друзей, Родни и Бена, и понимал, что его интересы не трогают их. Они не стремятся куда-то за пределы юго-западного Огайо, что у черта на куличках. А Максу хотелось совсем другой жизни. Ему хотелось побывать в Чикаго, Нью-Йорке или Лос-Анджелесе. Он мечтает стать писателем. Он читал «Метаморфозы» и получал от этого удовлетворение.

Мимо них на Обсерватории-авеню проехала машина, которая им посигналила. Это были пацаны с параллельного класса их школы. Родни посигналил в ответ.

Бен сует косяк в рот и щелкает зажигалкой. Пламя ловит загнутый конец бумаги, но бумага несколько длиннее, чем положено, поэтому вспыхивает пламя. Бен, не ожидая такого, быстро трясет рукой, чтобы погасить пламя. Затем он снова поджигает косяк, только теперь пламя касается травы. Бен закуривает. Пахнет грязно, но сладко, как будто что-то выползает из пещеры. Макс представляет, как Оскар дремлет в своей комнате, Оскар чешется, хотя Макс знает, что Оскар уже проснулся и ищет их, вооруженный ремнем. Впереди Бен морщится и вдыхает, морщится и вдыхает, но ничего не происходит, затяга нет. Бен опять выглядит как шут. 

- Я не знаю, что случилось, - говорит он.

- Зажигай снова, - сказал Родни.

- Мы, без сомнения, худшие наркодилеры в мире, - сказал Макс.

- Так за сколько мы продадим пакет травы? – спросил Родни.

- Понятия не имею, - сказал Макс.

- Пятьдесят баксов?

- Не много?

- Сорок?

- Может быть. А, может быть, пятьдесят.

- Мой брат убьет меня, - сказал Родни и посмотрел в зеркало заднего вида.

- Притормози чуток, у меня опять косяк потух, - простонал Бен.

- Прекрати уже, - рявкнул Родни. – Ты меня грузишь.  

Эдвардс-роуд появляется справа, Кролик поворачивает, и вскоре мальчишки оказываются в богатой части города, района, который вдали от домов и бунгало в стиле ранчо, где они скромно жили.

- Так где именно эта вечеринка? - спросил Родни.

- 18 Хилс Драйв, - говорит ему Макс.

- И где это, черт возьми?

- Где-то здесь, - хотя Макс знает, что они уже пропустили поворот.

- Исчерпывающий ответ.

- Вы уверены, что это не подстава? - спрашивает Бен.

- Мы везем наркотики, чувак, - говорит Родни. - Мы классные ребята. Нас ждут.

- Да, конечно, крутые ребята, - говорит Бен. - Мы даже косяк не можем свернуть.

- Ты не можешь.

- Хорошо, тогда сам попробуй.

- Я за рулем, засранец.

- Все, что вы умеете катать, - это свои яйца.

- Ты правда это только что сказал?

- Да.

Родни дает леща Бену.

Бен дает сдачи Родни.

- Ребята, давайте серьезно, - говорит Макс.

- Да, ребята, давайте, - говорит Родни, передразнивая Макса.

- Ага, ребята, не будьте такими незрелыми, - дразнится уже Бен.

- Не заставляй меня плохо выглядеть перед Клэр, - сказал Макс.

- Да, она мне очень нравится, так что не будьте идиотами, - продолжал Бен.

Макс говорит им заткнуться.

- Она вкусная, - говорит Родни.

- У вас это слово звучит отвратительно, - говорит Макс.

- Вкусная, вкусная, вкусная.

Бен смеется своим сопливым смехом.

- Господи, заткнись, - говорит Макс.

- Ей, кажется, двадцать пять, - говорит Бен.

- Скорее шестьдесят девять, - говорит Родни.

- Пожалуйста, заткнись, - говорит Макс.

Макс впервые увидел Клэр на вечеринке у Блейна. Она была в красной беретке, и она ему подмигнула. Он подошел к ней. Они болтали и смеялись. Макс почувствовал, что ему легко с ней. А потом его позвали Родни и Бен, чтобы сказать ему, какую милашку он подцепил. Макс назвал их дураками и вернулся к Клэр, но ее уже не было. Он искал ее, но не нашел. Даже тогда, когда завязалась потасовка между Родни, Беном и Блейном. Родни и Бен толкнули Блейна в бассейн. Все сбежались посмотреть на это. Макс среди всех искал Клэр, но не видел ее.

А еще этим летом все трое подрабатывали чистильщиками бассейнов в богатых домах. Последний дом, который они обслуживали, соседствовал с домом Клэр. Она была богачкой. Однажды ребята видели через забор, как Клэр сидела в купальнике на шезлонге у бассейна и пила лимонад. А потом она эффектно нырнула в бассейн. Макс глаз не мог оторвать.

Предполагалось, что и на этой вечеринке Клэр будет, она же богачка.

Улица, по которой ехал Кролик, была высажена высокими деревьями, большинство из которых – вязы. Макс знал, как выглядят вязы, и не путал их с другими деревьями. Богатые дома, которые они проезжали, были спроектированы дизайнерами и не походили друг на друга. Припаркованные на подъездных дорожках иностранные автомобили тоже были разных марок. Есть и Ситроен, и Мерседес, и Ягуар. Все газоны у этих домов ухоженные. Каменные дорожки, ведущие к дому, выложены аккуратно и освещались фонарями. В этом районе все было нарядным.

- Кажется, мы заблудились, - наконец сказал Родни.

Впереди они видят мужчину, выгуливающего золотистого ретривера по тропинке. Мужчина похож на Гарольда, а его собака на Кекса.

- Спроси этого мужика, - говорит Родни Бену.

Гарольд смотрит на звезды, пока Кекс какает.

- Почему я? - спрашивает Бен.

- Потому что ты сидишь на месте, где спрашивают дорогу.

Гарольд отрывается от своих мыслей и обращает свое внимание на Кролика и мальчишек, спорящих внутри машины.  

Пассажирское окно чуть опускается.

- Эм, привет, - говорит Бен.

Кекс затявкал и закопал свои какашки. Гарольд приветствует пацанов, не сходя с места. 

- Привет, ребята, - говорит он.

- Вы случайно не знаете, где находится 18 Хилс Драйв? - спрашивает Бен.

- Что это такое?

- Адрес такой.

- Думаю, я знаю, где это.

- Это рядом? – спрашивает Бен.

- Вот что, ребята, - говорит Гарольд, - почему бы мне просто не показать вам дорогу.  

И он открывает заднюю дверь Кролика и толкает Макса, и Кекс прыгает внутрь, как если бы он уже был в этой ситуации раньше, и Гарольд садится в машину, закрывая дверь, произнося:

- Поехали, поехали!

И Родни едет. А Гарольд указывает путь.

- Сверни налево.

Кролик сворачивает налево.

Гарольд повернулся к Максу и улыбнулся.

- Как вас зовут? – спросил Макс.

- Гарольд, - ответил Гарольд.

Макс удивился. Гарольд, который похож на Гарольда, действительно был Гарольдом.

- А мою собаку зовут Кекс, - продолжил Гарольд.

Мальчишки приветствовали Кекса.

- Дочь дала ему такое имя. Но я одобрил.

Макс протянул руку и погладил Кекса.

- Так где же 18 Хилс Драйв, Гарольд? – спросил Родни.

- Держись прямо, - сказал Гарольд, показывая путь рукой. – Прямо на два квартала.

Гарольд наклонился вперед и стал принюхиваться.

- Это то, что я думаю, ребята? – спросил он.

Мальчишки молчали.

- Этот запах мне знаком, - продолжил Гарольд.

 - Может быть, скунс, - сказал Родни. - Мы тут видели одного по дороге.

- Да, да, скунс, - вторил ему Бен.

- Нет, ребята, не скунс, - Гарольд становится мрачным. – Есть ли в этой машине марихуана?

Макс убирает руку с Кекса, как будто Кекс может работать под прикрытием.

- Дай мне, - сказал Гарольд, щелкнув пальцами.

- Что дать? – спросил Родни.

Ребята струхнули. Как бы Гарольд не сдал их полиции.

- У нас ничего нет, сэр, - сказал Бен и взмахнул руками.

Косяк выскользнул из рук Бена и упал на заднее сиденье. Гарольд поднял косяк.

- Это не наше, сэр, - сказал Бен.

- Заткнись, Бен, - сказал Макс.

Ребята думали, что Гарольд сейчас начнет читать им моральную проповедь о том, как плохо курить марихуану. Но вместо этого он поджег косяк и закурил.

Кролик подъехал на 18 Хилс Драйв.

- Вот мы и на месте, ребята, - сказал Гарольд сквозь облако дыма.

Он вернул косяк Бену.

- Что ж, хорошо вам провести эту ночь.

Он вышел из машины. Кекс прыгнул за ним.

- Пока, Гарольд. Пока, Кекс, - помахал Макс.

Гарольд тоже помахал ребятам на прощание.

Родни дал Бену леща.

- Ты гребанный идиот. У тебя не руки, а решето. Он мог нас сдать. Нам повезло, что он не стукач.

- Ну, прости, я не нарочно, - сказал Бен. – Но мы на месте, давайте выходить.   

Дом друга Блейна представляет собой белый колониальный дом с черными ставнями, на столбах подразумеваются знаки доллара. Пара маленьких каменных львов охраняет путь к входной двери. Ребята предвкушали хорошо провести время.

- Кто будет дилером? – спросил Родни.

На деревьях повсюду были цикады. Как миллион погремушек. Цикады долго находятся в состоянии куколок только для того, чтобы однажды окрылиться и полететь навстречу жизни. «Я как цикад, - подумал Макс. – И я лечу навстречу жизни.»  

- Я буду, - Макс сказал вслух, засовывая мешок с травкой в ​​свой рюкзак.

В доме громко играла музыка.

- Ну что, ребята, идем веселиться, - сказал Родни. – А что нет, жизнь коротка, почему бы и не повеселиться.

- А классная музыка там играет, - сказал Бен.

Ребята зашли в дом.

 

© TNY, издатель, 2020

© David Gilbert, текст 

© Илья Кривошеев, перевод, 2020

© Lan Truong, иллюстрация, 2020 

 Подпишись и слушай!

Просмотров: 66 | | Теги: 2020, Fiction | Рейтинг: 0.0/0
close