00:11
Богородица из карьера

 

Богородица из карьера

 

Мариана Энрикес

 

Сильвия снимала квартиру с балконом. На балконе у нее стояли горшки с высокими растениями, а в комнате на полу у нее лежал большой матрас, на котором она спала. В Министерстве образования она работала за зарплату, а не волонтером, и там у нее был свой кабинет. Свои длинные волосы она красила в черный как уголь цвет и надевала индийские блузки с широкими рукавами на запястьях и с серебряной нитью, которые блестят на солнце. Фамилия у нее была деревенская – Олаваррия. Еще у нее был брат, который таинственным образом исчез во время путешествия по Мексике. Среди нас, подруг, она была самой старшей, поэтому она вела себя с нами как мамочка, заботилась о нас. Она была добра, она позволяла нам пользоваться ее квартирой, пока она была на работе, если мы хотели покурить травку или кому-то из нас нужно было уединиться с парнем. Но, честно говоря, мы ее не любили, нам совсем не хотелось иметь подругу, которая бы патронировала нас. Так как она была старше, она была такой умной всезнайкой, что не давала никому из нас и рта открыть. Только кто-нибудь из нас скажет о том, что неплохо бы было посетить дом-музей Фриды Кало, как Сильвия тут же заявляла, что она уже посещала дом Фриды в Мексике вместе со своим кузеном до того, как он исчез. Только кто-нибудь из нас заикнется, что хотела бы попробовать некий новый препарат, как Сильвия заявляла, что уже пробовала это, и у нее осталось неприятное впечатление, потому что была передозировка. А если кто-нибудь из нас говорил о том, что появилась новая классная группа, как Сильвия уже утверждала, что является членом фан-клуба этой группы. Нас все раздражало в ней, в том числе ее длинные, как конский хвост, прямые волосы, которые были окрашены какой-то особенной краской, которую нигде нельзя было купить. Возможно, она бы сказала нам, где она достаёт этот эксклюзивный товар, если бы мы спросили, но мы не спрашивали. У нее, в отличие от нас, деньги были всегда, и нас, конечно, это в ней раздражала. Когда мы заходили в кафе, она могла позволить себе все, что хочет. Да, у нее была зарплата, но еще она говорила, что у нее есть доступ к счету ее отца. Она говорила, что ее отец был богат, но она его никогда не видела, и он не признавал отцовство, но, тем не менее, вложил деньги на счет в банке для нее. Конечно, это было полная чушь. Такая же чушь, как и то, что ее сестра была моделью, по ее словам. Мы однажды видели ее сестру, она один раз приезжала к Сильвии. Это была коротышка с толстой задницей и вьющимися волосами, которые она выпрямляла гелем. И если такая девушка – модель, то я – пилот беспилотника.             

Но больше всего мы ненавидели Сильвию за то, что она нравилась Диего. С Диего мы познакомились в Барилоче во время нашей совместной поездке, когда мы были выпускницами старшего класса. Он был худым, с густыми бровями, и он всегда носил футболки Rolling Stones, он был фанатом этой группы. Я помню, как он пел нам песни этой группы на гитаре вечером после прогулки верхом. А потом в отеле он показывал нам, как правильно смешивать водку и апельсиновый сок, чтобы получить хорошую отвертку. Он был очень мил с нами, но он не хотел нас целовать, не хотел с нами трахаться. Почему? Потому что он был постарше нас и считал нас маленькими девочками, или потому что мы ему не нравились. Затем, когда мы вернулись в Буэнос-Айрес, мы позвонили Диего и пригласили его на вечеринку. На вечеринку он пришел, но на нас он теперь не обращал внимания, он полностью переключился на Сильвию. Их болтовня переросла в дружбу, и теперь мы виделись часто. Сильвия как будто околдовала его, он с вожделением слушал все ее рассказы о Мексике. Диего и Сильвия были ровесниками, но Диего признался, что никогда не был за пределами Аргентины, а ему очень хотелось путешествовать. Так как Сильвия была уже опытная в этом деле, она с удовольствием давала советы Диего о поездке в Мексику. А он был ей благодарен. А нас это возмущало: Сильвия была такой умной-разумной, все знала, а сама при этом не показала нам ни одной своей фотки из Мексики.          

Это Сильвия подала идею купаться летом в карьерном озере, и мы вынуждены были признать, что это была хорошая идея. Сильвия нам сказала, что ей не нравиться купаться в бассейнах, ей больше нравиться естественная вода. А поскольку ближайшая река была загрязнена, то Сильвия говорила, что ей негде купаться. Мы фыркали на это замечание: «Надо же, какая Королевишна!» Но Диего был просто в восторге от ее идеи, впрочем, как обычно.  

Кто-то на работе сказал ей про карьерное озеро. Правда ее предупредили, что купаться в карьерном озере – это опасно. Когда она спросила почему, ей не ответили, потому что никто и не купался никогда в карьерном озере, но так говорят. И именно туда она предложила всем нам поехать в следующие выходные, и мы сразу согласились, потому что знали, что Диего скажет «да». Мы не хотели, чтобы они поехали туда вдвоём. Мы надеялись, что, если он увидит уродливое тело Сильвии, он разлюбит ее и обратит внимание на нас. У нее были действительно толстые ноги, как окорочка. Она утверждала, что это потому, что она играла в хоккей, когда была маленькой, но многие из нас тоже играли в хоккей, но у нас не окорочка. К тому же у нее была плоская задница и широкие бедра, поэтому джинсы ей никогда не подходили. Мы верили, что Диего увидит эти дефекты Сильвии и оценит наши преимущества.

Сильвия также спрашивала у коллег, какое карьерное озеро самое лучшее. Ей ответили, что озеро Богоматери, в нем самая чистая вода. Но, в то же время, это было самое большое и глубокое озеро, поэтому и самое опасное. Располагалось оно довольно далеко, почти в конце в 307 шоссе. Говорили, что люди не ходят купаться на это озеро, не потому что оно глубокое, а потому что у него был хозяин, владелец, купивший его. Если бы хозяин увидел нарушителей, купающихся в его озере, он мог выехать на своем грузовике из-за холма и начать отстреливать. Еще у хозяина были собаки, которых он мог натравливать.

На противоположном берегу карьерного озера была установлена статуя Богоматери. Добраться до нее можно было, обогнув озеро, по грунтовой тропинке. Вода перед Богородицей была неподвижной и темной. А на нашей стороне, то есть со стороны дороги был небольшой глиняный пляж.      

В тот январь мы ездили на карьер каждую субботу. Дни были жаркие, а вода была такой холодной, что просто блаженство. Когда мы купались, мы даже немного забыли про Диего и Сильвию. Они также забыли про нас и все чаще уединялись. Мы старались вести себя тихо и не визжать, чтобы не привлечь внимание сурового хозяина. Мы никогда никого не видели поблизости, но на обратном пути, когда мы встречали кого-нибудь на автобусной остановке, они очень удивлялись тому, что мы мокрые идем со стороны карьера. Однажды водитель автобуса сказал нам что-то странное: мы должны остерегаться диких собак. Мы удивились такому предостережению, потому что до этого мы ни разу не слышали даже отдаленного лая.

Мы заметили, что Диего начал интересоваться нашими загорелыми бедрами, нашими тонкими лодыжками, нашими плоскими животами. Но все еще держался ближе к Сильвии, и он все еще, кажется, был очарован ею, даже если к тому времени он понял, что мы были намного красивее ее. Они оба были очень хорошими пловцами, поэтому им было намного интереснее уединяться в глубине озера, оставляя нас на берегу. Издалека мы могли видеть только их головы и слышать их смех. Для нас это было невыносимо, потому что это мы нашли Диего, а она украла его у нас.

Диего был красавчик. Когда он в первый раз снял рубашку, мы обнаружили, что его плечи сильные и сутулые, а спина узкая и загорелая. Он был очень соблазнительный мальчик. Мы смотрели ему в рот. Он, что нам интересные его рассказы, рассказал о своих любимых музыкальных группах. Мы начали подражать ему, слушать и любить его любимые песни. Ему это нравилось. А мы, новые фанатки, в надежде на его внимание, переводили любимые песни Диего с английского, чтобы быть в теме, чтобы познать все тонкости.   

Но потом все наши надежды были обрезаны на корню. Мы узнали, что Сильвия и Диего официально встречаются. Конечно, мы все понимали. Они были совершеннолетние, комендантский час на них не распространялся, а у Сильвии была своя квартира. Фактически, Сильвия и Диего какое-то время встречались по ночам без нас. Иногда он приходил за ней в министерство, и они уходили выпить, а потом они шли в ее квартиру и вместе спали. Наверное, сначала они занимались сексом, а потом курили травку в постели.

Нам было по шестнадцать, и мы были девственницы. Когда мы встречались с мальчиками, мы делали им минет, и это было противно. Но когда появился Диего, мы захотели, чтобы он по очереди нас трахнул. Нет, нам не надо было, чтобы он стал нашим парнем, мы просто хотели, чтобы он нас трахнул, научил заниматься сексом так же, как он учил нас слушать рок-н-ролл, пить отвертку и плавать.

Из всех нас больше всего им была одержима Наталья. Она тоже была девственницей. Она говорила, что хранит себя для того, кто достоин, а Диего был достоин. Она была упертой девушкой, поэтому решила обязательно добиться Диего. С Диего ей хотелось чего-то особенного. Она не хотела бросаться на него. Она хотела, чтобы он хотел ее, чтобы она нравилась ему, она хотела свести его с ума. Но на вечеринках, когда она пыталась поговорить с ним, Диего только искоса улыбался, старался быть вежливым, а потом находил повод вернуться к Сильвии. Тогда Наталья начала названивать ему, но он не отвечал на ее звонки, а если и отвечал, то разговоры всегда были вялыми, и он всегда их быстро заканчивал. На озере он тоже ее игнорировал, он не смотрел на ее тело, на ее длинные сильные ноги и упругую попку, а если и смотрел, то без огонька. Наталья недоумевала по этому поводу. Ведь она выглядела очень соблазнительно в своем мокром желтом купальнике, через который были видны ее упругие соски. Любой другой мальчишка, увидевший ее, мгновенно бы возбудился и захотел ее. Но не Диего, он предпочел эту тупицу с плоской задницей! Нам всем это было непонятно.

 

Однажды Наталья рассказала нам, что налила в кофе Диего свою менструальную кровью. Она сделала это в квартире Сильвии – где же еще! Их было только трое, и когда Диего и Сильвия вместе пошли на кухню за печеньем, Наталья сделала это. Она собрала свою кровь в крошечный флакончик от духов. В какой-то книге по парапсихологии утверждалось, что, хотя этот метод не очень гигиеничный, но зато это надежный способ приворожить любимого.

 

Не сработало. Через неделю после того, как Диего выпил кровь Натальи, сама Сильвия сообщила нам, что они встречаются, это было официально. В следующий раз, когда мы их увидели, они держались за руки. И в выходные, когда мы поехали на озеро карьера, они тоже держались за руки. Нам было это не понятно. Мы, красивые молодые девушки, пытались соблазнить его. Мы как бы случайно, ненароком, садились ему на колени и прижимались своими упругими попками к его члену. Но нет. Он целовал старую плоскую Сильвию. Солнце палило, поэтому у плоской Сильвии шелушился нос, она использовала самый дерьмовый солнцезащитный крем. Она была катастрофой, а мы были безупречны. В какой-то момент Диего, казалось, это понял. Однажды он по-другому посмотрел на нас, как будто понимал, что он был с уродливой тряпкой. Или нам только показалось?

__РЕКЛАМА____________________________

Новелла Ильи Кривошеева "Византия" на Литрес 

______________________________________

- Девчата, а давайте мы с Сильвией поплывем на тот берег, - предложил Диего, - а вы идите туда пешком. Встретимся у статуи Богородицы.

Нам не очень понравилась его идея, но мы пошли пешком на тот берег. Когда мы дошли до статуи Богородицы, Диего и Сильвия подплывали к берегу. Но на берег они не вышли, а развернулись и уплыли обратно, крикнув нам:

- Пока, девчата!

И еще они смеялись.

Мы были в гневе от того, как они с нами поступили. Больше всех была в гневе Наталья. У нее даже глаза покраснели. Затем она отвернулась от озера в сторону Богоматери, сложила ладони и зашептала какую-то молитву.

Когда мы вернулись, Диего и Сильвия продолжали смеяться. Но по нашим лицам они поняли, что нам совсем не смешно. И тогда они принялись оправдываться:

- Девчата, извините нас. Мы же просто хотели пошутить.

Вдруг, откуда ни возьмись, в карьере появились три рычащие гиены и двинулись в нашу сторону. Они окружили Диего и Сильвию.

- Мы не должны показывать им свой страх, - сказала Сильвия.

- Ш-ш, - зашипел на шакалов Диего. – Плохие собаки.

И вдруг Наталья закричала на них:

- Не смей обижать моих собак. Наоборот, это вы наглые засранцы! Ты – идиотка, а ты – говнюк!

Выпалив это, она развернулась и пошла на трассу. Мы пошли за ней. На остановке мы сели на автобус.

- Как дела, девчата? – спросил нас водитель.

- Все хорошо, - ответили мы.   

© TNY, издатель, 2020

© Mariana Enriquez, текст, 2020

© Илья Кривошеев, перевод, 2020

© Melek Zertal, иллюстрация, 2020  

Слушать подкаст на Soundstream! 

Просмотров: 65 | | Рейтинг: 0.0/0
close